Роман Мэдокс. Побег самого талантливого жулика XIX века из Вятки

Как известно, главным авантюристом, шарлатаном и комбинатором литературы XX века был Остап Бендер, воспетый в романе Ильфа и Петрова. Про уникального российского авантюриста века XIX Романа Мэдокса не сняли хоть сколько-то фильмов и не написали книг. Однако это, безусловно, был  человек удивительных способностей и таланта, прославившийся на всю Российскую империю своими экстравагантными поступками и сумасшедшими деяниями. Интересно, что часть жизни Мэдокса связана с Вяткой. В 2012 г. в Государственном архиве нашлись документы, проливающие свет на этот период его жизни. Сегодня хотелось бы рассказать об удивительно проворном, ярком и талантливом  жулике Романе Мэдоксе.

фото 1-1.jpg
Роман Мэдокс

Роберт Мэдокс родился в 1793 г. Он был сыном выходца из Англии Михаила Григорьевича Медокса, ставшего в Москве видным театральным деятелем. Медокс-младший был рано изгнан из отцовского дома за распутный образ жизни, к которому он питал слабость. В последствии его часто называли «Русским Казановой». Получив хорошее и разностороннее образование в доме своего отца, Медокс поступил на военную службу, где мог сделать блестящую карьеру, но вместо этого ударился в авантюры. Вскоре он сбежал из части, прихватив полковую кассу. Надо признаться, деньгами, несмотря на свой юный возраст, Медокс распорядился с умом. Он не стал спускать их на развлечения, а сделал поддельные государственные бумаги и заказал шикарный мундир с золотыми эполетами поручика лейб-гвардии кавалеристского полка. В его голове зрел грандиозный по своей дерзости план.

Мэдокс отправился на Кавказ, где представился властям «Соковниным, адъютантом министра полиции Российской империи генерала Балашева». Более того, он заявил, что направлен на Кавказ лично императорским указом с целью набрать отряд горцев для участия в войне с Наполеоном и предъявил соответствующие бумаги со всеми подписями и печатями. Ситуация была более чем абсурдна. Кавказ всегда был болевой точкой России: горцы не признавали официальной власти и постоянно совершали разорительные набеги на соседние станицы. Идея направить диких горцев против армии Наполеона, может, и была гениальной, но совершенно не выполнимой. Но в России привыкли больше верить бумагам, чем здравому смыслу, поэтому местная администрация приняла Медокса с распростертыми объятиями. А вице-губернатор, довольный, что его посетила такая важная птица, без всякого распоряжения отсчитал Медоксу из казны десять тысяч рублей «на расходы».

фото 2-2.jpg
Штрайх С. Я. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста XIX века. Обложка работы И. Ф. Рерберга. 1930 г.

Ситуация прямо как по комедии Н. В. Гоголя, только в роли Хлестакова Медокс. Его жизнь на Кавказе в то время была похожа на праздник: званые обеды, светские беседы с женами и дочерьми местной аристократии, смотры крепостей и вооружения. Мэдокс предусмотрел все нюансы и заблаговременно контролировал входящую и исходящую корреспонденцию, которая могла отправляться только с его разрешения, чтобы не повредить авантюре. Однако весть о самозванце все-таки дошла до министра полиции и кабинета министров. О «подвигах» Медокса было отдельно доложено даже Александру I, находившемуся в действующей армии. В 1813 г. самозванца арестовали. Однако Медокс заявил, что заслуживает снисхождения, поскольку не хотел сделать ничего плохого. Вдохновленный преданиями о Жанне д`Арк, он желал, подобно орлеанской деве, собрать отряд горцев и победить Наполеона. Кончено, в его байки никто не поверил и Медокс был заточен в Петропавловскую крепость. На допросах он разыгрывал представления, называя себя то князем Всеволожским, то представителем рода Галицыных. Его перевели в Шлиссельбургскую крепость, где он просидел 14 лет.

Смерть Александра I дала возможность Медоксу отправить прошение о помиловании, и в 1827 г. император Николай I его ходатайство удовлетворил. Медоксу разрешили поселиться на Вятке под строжайшим надзором полиции. Он приехал в наш город 9 марта 1828 г., первоначально вел себя крайне сдержано, расположил к себе вятское общество, надзор за ним был смягчен. Наблюдавший за Мэдоксом пристав Молчанов месяц за месяцем доносил губернатору, что «Англичанин Роман Мэдокс ведет себя скромно и прилично званию благородного человека». Однако через 11 месяцев после приезда Мэдокс… неожиданно сбежал из Вятки.

фото 3-1.jpg
Вятка. На снимке слева – двухэтажный дом Мартына Окулова. Здесь до 1908 г. располагалась городское полицейское управление, следившее за поведением ссыльного Мэдокса.
Фото начала XX в.

Как он это сделал? Первоначально все вятские чиновники, полицейские и губернатор были в шоке. Позже выяснилось, что Мэдокс заставил вятского мещанина Матанцева отдать ему свой паспорт и подорожную до Москвы. Другого вятского мещанина Беляева Мэдокс убедил говорить всем должностным лицам, что его нет дома, потому, что он просто ушел в гости. Беляев собрал все вещи Мэдокса и унес их в дом Матанцева, расположенный в г. Орлове. Пока он это делал, Мэдокс украл его дорогой тулуп и уехал. В последующую неделю никто не заметил отсутствующего Мэдокса, так как все поверили словам Беляева об отъезде авантюриста в Орлов, лишь 13 декабря выяснилось, что Мэдокс сбежал.

Началось расследование. Выяснилось, что тот самый мещанин Матанцев по жизни «развратный человек», несколько раз осужденный за разные преступления, в частности в 1825 г. за кражу платков у купца Колотова. Он сбежал вслед за Мэдоксом и для их поимки были мобилизированы все жандармские силы на дорогах и трактах между Вяткой и Москвой. Поиски осуществлялись в самой Москве, где у Мэдокса жила сестра, и в Тульской губернии, в имениях его матери. Как выяснилось позже – искали совсем не там.

Поиски были безрезультатны. 11 февраля управляющий министерства внутренних дел Ланской писал вятскому губернатору А. И. Рыхлевскому, что уже «Государь Император узнал с удивлением, что Медокс сделал побег из Вятки и изволит относить сие не к чему иному, как к слабому надзору за сим преступником и поэтому повелевал в кратчайшие сроки учинить должное взыскание с виновных». К 10 марта Мэдокса так и не поймали. Император Николай I и шеф III отделения канцелярии, всесильный Н. К. Бенкендорф лично просили полицию ускорить поиски Мэдокса, которого Бенкендорф презрительно называл «английским жидом Медоком». Тем временем, губернские чиновники произвели следствие и нашли виновных. Им стали вятский городничий Дробинский и частный пристав Молчанов, обвиненные в слабом надзоре, вятские мещане Матанцев и Беляев были осуждены за соучастие в побегу. Наконец, 31 марта Мэдокс был пойман в Кавказской области с фальшивым паспортом на другое имя. Император Николай I лично распорядился назначить Мэдокса солдатом в один из батальонов Сибири.

фото 4-1.jpg
А. Х. Бенкендорф. В письме вятскому губернатору он так описывал Мэдокса: «росту 2 аршина до 1 вершка, лицом бел и чист, волосы голове и бровях светлорусые и редковатые, собою строен, когда станет говорить, то заикается, от роду ему за 35 лет».

Отправляться в солдаты Роман Мэдокс совершенно не хотел. Каким-то чудесным образом ему удалось сбежать из-под конвоя и добраться до Одессы. Оттуда Медокс отправил два «дерзких письма» императору Николаю I, за что был схвачен и отправлен в Сибирь. В Иркутске Роман Медокс «втерся в доверие» городничего А. Н. Муравьева и поступил к нему домашним учителем. Всем было известно, что полковник Муравьев был связан с восстанием декабристов, но в виду его заслуг и особой милости император заменил виселицу ссылкой. Еще в Шлиссельбургской крепости Медокс познакомился со многими декабристами, в том числе И. Пущиным. Через некоторое время Роман Медокс отправил письмо начальнику жандармерии графу Бенкендорфу о том, что ему стало известно о существовании в Иркутске подпольного общества декабристов «Союз Великого Дела» а также о том, что другие члены общества находятся на свободе, в том числе и в столице.

Расчетливый Медокс знал, что такая информация произведет эффект разорвавшейся бомбы. Император, боявшийся повторения восстания, приказал провести расследование. За «услугу правительству» Медокс был привезен в Петербург, где он должен был совместно с ротмистром Вохиным найти доказательства заговора. И Медокс такие доказательства предоставил. Ими были записи его бесед с «государственными преступниками» и бумага, согласно которой он был завербован членом тайного общества «Союз Великого Дела».

фото 5.jpg
Шлиссельбургская крепость. Начало XVIII века. Реконструкция В. М. Савкова.

Пока шло расследование, Роман Медокс за казенный счет предавался утехам и вел разгульную жизнь, по которой так соскучился. Медокс выгодно женился, кутил в злачных местах Петербурга, а затем Москвы, пока Третье отделение и лично Николай I ждали результатов его расследования. Поняв, что их водят за нос, жандармы собрались арестовать Медокса, но не успели: он улизнул из-под слежки и покинул Москву. Целых три месяца ему удавалось скрываться от полиции, однако в июле 1834 г. он был схвачен. На этот раз его ожидали 22 года заключения: шутки с императором до добра не доводят. В 1856 г. Роман Медокс был выпущен из Шлиссельбургской крепости и направлен в имение своего брата, где жил под надзором полиции. Всего он провел в заключении 36 лет. В 1859 г. в возрасте 64 лет  авантюрист и один из возможных прототипов знаменитого Хлестакова  скончался в полной нищете и забвении.

Фото: oldbook.ru, ru.wikipedia.org, ГАКО, russiancity.ru