Епископ Исидор. Друг Распутина, расстрелянный в Вятке

В 1998 г. в краеведческом сборнике «Петряевские чтения» вышла статья заведующего отделом использования документов и научно-публикаторской работы центра документации новейшей истории Кировской области (ныне – ГАСПИКО) Е. В. Чудиновских «Ближайший друг Григория Распутина расстрелян в Вятке». Статья была посвящена епископу Исидору, весьма интересной личности, близкой в начале XX в. к знаменитому Григорию Распутину и вхожему в круг приближенных  царской семьи. Публикация Чудиновских стала во многом сенсационной, так как долгое время считалось, что Исидор был зверски убит большевиками (посажен на кол) в Самаре. Однако Е. В. Чудиновских через ввод новых архивных источников доказала, что один из наиболее ярких персонажей религиозной и около-политической среды России начала прошлого века  закончил свою жизнь трагически именно в Вятке. Более того, его убийство стало не одиночным актом террора, а звеном в спланированной акции устрашения вятских чекистов.

фото 1.jpg
Епископ Исидор

Епископу Исидору (в миру – Петр Колоколов) выпало оказаться в Вятке дважды. Первый раз это случилось в 1913 г. В июне того года он был освобожден от управления Омского Покровского общежительного монастыря с назначением местопребывания в Александро-Невском Филейском монастыре Вятской епархии. В декабре этого года Исидор был перемещен в Успенский Трифонов монастырь той же епархии, в котором он прожил три года, и где по ложному доносу возникло «дело епископа Исидора». В результате в 1916 г. указом Синода Исидор направлен в Спасо-Каменный монастырь Вологодской епархии, где с него были сняты мантия и панагия, ему было запрещено служить. Мольба Исидора о справедливости, наконец, была услышана, и, благодаря заступничеству митрополита Питирима (Окнова) Исидор был назначен настоятелем Тюменского Свято-Троицкого монастыря.

Именно в Тюмени Исидор познакомился и сблизился со знаменитым Г. Е. Распутиным, который часто посещал Тюменский монастырь, поскольку являлся крестьянином Тобольской губернии. Влиятельный Распутин сделал возможным приезд епископа Исидора в Петроград и сблизил его с императрицей Александрой Фёдоровной, а через неё и с императором Николаем II. Государыня писала своему супругу: «Провела чудный вечер с нашим Другом [Г. Е. Распутиным] и Исидором». И в другом месте: «Он несравненно выше митрополита [Питирима] по духу, с Гр[игорием] один продолжает то, что начинает другой, — этот епископ держится с Григорием] с большим почтением. Царило мирное настроение... — это была чудная беседа!».

фото 2.jpg
Успенский Трифонов монастырь. Вятка. Начало XX в. Снимок С. Лобовикова

Исидор и Распутин действительно постепенно сблизились, в ряде источников даже указывается, что они были лучшими друзьями. Так в книге Олега Платонова «Жизнь за царя» епископ Исидор называется «ближайшим другом Распутина», приводятся сведения охранного отделения, по которым епископ встречался с Распутиным в последние месяцы его жизни 56 раз. Арон Симанович, секретарь Распутина, в своих воспоминаниях рассказывает, как в декабре 1916 года вместе с епископом Исидором они искали Григория Распутина по всему Петрограду, почувствовав, что тому грозит убийство, как заходили в полицейский участок, во дворец князей Юсуповых, заподозрив в князе Юсупове одного из возможных убийц старца.

Именно епископу Исидору выпала честь исполнить печальную миссию отпевания убитого в результате заговора 17 декабря 1916 г. Г. Е. Распутина. Все тот же Симанович в своих воспоминаниях писал: «Тело Распутина доставили в Чесменскую часовню, которая находилась по дороге из Петербурга в Царское Село. Скоро туда прибыли дочери и племянницы Распутина... По приказанию царицы доступ в часовню был воспрещен. Дочери Распутина привезли с собой белье и платье. Тело омыли и одели. Епископ Исидор отслужил панихиду. Мы просили об этом митрополита Питирима, но он ответил, что убийство Распутина его слишком расстроило...». 21 декабря Исидор совершил заупокойную литургию и отпел Г. Е. Распутина в Чесменской часовне.

фото 3-1.jpg
Распутин с императрицей, детьми и гувернанткой. 1905 г.

Февральская революция 1917 г. повлёкла за собой снятие 12-ти архиереев, которых удалили со своих кафедр. Среди них был и епископ Исидор, поскольку его дружба с Григорием Распутиным и императрицей Александрой Фёдоровной была хорошо известна, а в условиях революции это считалось достаточным обвинением. 8 марта 1917 г. епископ Исидор был уволен от управления Тюменским Святотроицким монастырём. Вскоре он второй раз оказывается в Вятке. Здесь он проживает с июня 1917 в связи «с невозможностью ехать лечиться на юг по поводу хронического воспаления легких, соединенного с астмой».

В Вятке Исидор занялся благотворительной деятельностью. Ее ярко характеризует прошение вятского братства попечения о слепых, которые уже после ареста Исидора ходатайствовали за его освобождение: «Мы свидетельствуем, что епископ Исидор с утра до вечера бескорыстно трудился для детей вятского пролетариата, устроил для них приют. Для нас, слепых, со сборами и хлопотами было куплено место с шестью домами, на доходы с которых мы и живем теперь. Перед праздником Пасхи он по подписному листу собрал на содержание нашего общества около 2 тысяч рублей, кроме того, выхлопотал у советской власти 3 тысячи рублей на наше содержание. Глубоко благодарны епископу Исидору за его труды и заботы о бедных и слепых...».

фото 4-1.jpg

6 сентября 1918 г. епископ Исидор вместе с иеромонахом Флавианом был арестован вятским ЧК по обвинению в антисоветской деятельности. Впрочем, Е. Н. Чудиновских, проанализировав судебно-следственное дело, обнаружила, что никаких доказательств вины Исидора и Флавиана в деле нет. Исидор в своих показаниях указывал, что против большевиков нигде не выступал, декрет об отделении церкви от государства приветствовал, вины за собой не чувствует. В письме из вятской тюрьмы в Уральскую областную ЧК Исидор сообщал: «Мы держались мировоззрения коммунистов (социализм с равенством всех) на основании того, что у Христа было все общее, никто ничего не называл своим и верующие составляли коммуну, но не имеем права по нашему духовному сану принадлежать к политическим партиям. Будучи свободными от епархиальной службы, мы трудились безвозмездно. Мы вполне и безусловно подчиняемся существующей в России власти и принимаем к немедленному исполнению ее декреты и распоряжения. Наш арест – недоразумение, и мы просим освободить нас и возвратить к посильному труду на пользу народа». И подпись: «Граждане Российской Социалистической Советской Федеративной республики епископ Исидор и иеромонах Флавиан. 15 сентября 1918 года».

Однако судьба Исидора была решена, он являлся слишком известной, одиозной личностью и сотрудники ЧК отлично знали и о его связях с царской семьей, и о дружбе с Распутиным. Вятский краевед Д. Н. Фетинин в книге «Рассказ о легендарном начдиве» (об Азине) писал следующее о судьбе Исидора: «Лабазники, извозчики и прочий черносотенный сброд группировались подле епископа Исидора, нашедшего себе пристанище в Филейском монастыре. Исидор был не меньшим монархистом, чем Романовы, – недаром он являлся ближайшим другом Гришки Распутина». Любопытны в этом контексте и воспоминания участника установления советской власти в Вятке А. С. Трубинского: «…Нельзя обойти молчанием и деятельность епископа Исидора…Этот тип пробрался в комитет нищих и стал его председателем... Епископ не любил рассказывать о Гришке Распутине или о царской семье, в таких случаях он отделывался фразой: «У меня плохо работает голова... Не помню всего и могу перепутать...». Несмотря на свои юродства и маскировку, Исидор все-таки сумел снюхаться с подпольными вятскими контрреволюционерами, тут его голова хорошо работала, за что впоследствии он и был изъят ЧК по борьбе с контрреволюцией...».

фото 5.jpg
Александро-Невский Филейский монастырь. Рисунок Татьяны Дедовой

Постановление Уральской областной ЧК от 19 сентября 1918 г. было суровым: «Рассмотрев дело Исидора (Колоколова) – епископа и иеромонаха Флавиана Уральская областная чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, постановила епископа Исидора (Колоколова) и иеромонаха Флавиана, как монархистов и контрреволюционеров расстрелять. Постановление привести в исполнение в первую очередь».  20 сентября 1918 г. Исидор был расстрелян, одновременно были уничтожены ещё 15 вятчан. В тот же день в городе Орлове Вятской губернии без суда и следствия был расстрелян протоиерей Михаил Тихоницкий,  что свидетельствует о заранее спланированной акции чекистов против монархистов. Епископ Исидор был реабилитирован посмертно в 1993 г. 


Фото: ru.wikipedia.org, ГАКО,  izb-t.narod.ru