Взлет и падение Александра Витберга

Одним из самых известных вятских ссыльных долгие годы является Александр Витберг. Человек удивительной судьбы, он мог бы блистать славой своего уникального архитектурного таланта, но обстоятельства сложились, так что 5 лет он провел в вятской ссылке. Жизнь этого человека разделилась на две части: до строительства Храма Христа Спасителя и после. Сегодняшний пост о судьбе архитектора, о его взлетах и падениях как творца и человека.

фото 1.jpeg
Александр Лаврентьевич Витберг. Акварель работы П. Ф. Соколова

Шведская юность

Карл Магнус Витберг родился 15 января 1787 года в Санкт-Петербурге в шведской семье. Его отец, Лоренц (на русский манер, Лаврентий) Витберг, шведский бюргер, переехал с женой в Россию в 1779 году. Здесь он обосновался в столице и устроился на работу учителем в школе лейб-гвардии Преображенского полка. Молодой Карл начал обучение в Горном корпусе, но в 1802 году он поступил в Академию художеств. С первых лет обучения в мальчике проявляется тяга к индивидуальности: он не любит копировать картины, предпочитая делать эскизы с натуры. Здесь он познакомился с Александром Лабзиным, вице-президентом Академии, а позже вступил в масонскую ложу «Умирающий сфинкс», Мастером стула которой являлся Лабзин. Витберг поражал всех своим талантом: он получил все малые и большие золотые и серебряные награды Академии. После этого Витберга назначили на должность помощника мастера русской живописи профессора Г. И. Угрюмова для обучения в натурном классе.

Храм Христа Спасителя

В 1813 году на время отпуска Витберг уехал в Москву, где занимался исполнением виньеток и картин на события 1812 года. Здесь он писал портреты особенно отличившихся в Отечественную войну, благодаря чему Карл познакомился со многими участниками тех событий и проникся идеей победы русского народа в кровавых битвах.

В 1814 году был объявлен международный открытый конкурс на проект храма Христа Спасителя в Москве, задуманного Александром I ещё в 1812 году. Храм должен был увековечить великую победу русского народа в Отечественной войне, свои проекты на конкурс прислали многие видные архитекторы того времени. Свой проект долго вынашивал и Витберг, который на тот момент не только был 28-летним начинающим художником, но и даже не занимался толком зодчеством. Александр Герцен в «Былом и думах» описывал, как рождалась и разрабатывалась идея грандиозного проекта Витберга: «Восторженный, эксцентрический и преданный мистицизму артист читает манифест, читает вызовы — и бросает все свои занятия. Дни и ночи бродит он по улицам Петербурга, мучимый неотступной мыслию, она сильнее его, он запирается в своей комнате, берет карандаш и работает. Ни одному человеку не доверил артист своего замысла. После нескольких месяцев труда он едет в Москву изучать город, окрестности и снова работает, месяцы целые скрываясь от глаз и скрывая свой проект…Недели прошли, прежде чем император занялся планами. Это были сорок дней в пустыне, дни искуса, сомнений и мучительного ожидания».

На выставке «исполненный религиозной поэзии» проект никому неизвестного молодого архитектора Витберга (который, кстати, даже не был православным человеком на тот момент) поразил русского царя Александра I и выиграл первый приз. Сам монарх пригласил Карла к себе, и после презентации проекта храма сказал: «Я чрезвычайно доволен вашим проектом. Вы отгадали моё желание, удовлетворили моей мысли об этом храме. Я желал, чтобы он был не одна куча камней, как обыкновенные здания, но был одушевлён какой-либо религиозной идеей, но я не ожидал получить какое-либо удовлетворение, не ждал, что бы кто-то был одушевлён ею и потому скрывал своё желание. И вот я рассматривал до 20 проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные, Вы же заставили камни говорить». В тот же день проект был утвержден и Витберг назначен архитектором храма и директором комиссии по строительству.

фото 2.jpg
Проект Храма Христа Спасителя в Москве авторства А. Л. Витберга

Коррупция, интриги, суд

Витберг, близкий к мистицизму ещё со времён участия в масонской ложе, создал необычный проект огромного (втрое больше нынешнего) храма с пантеоном и колоннадой из 600 колонн. Храм должно было украшать трофейное оружие, захваченное в Отечественной войне, памятники монархам и видным полководцам. На строительство было выделено 16 млн казённых рублей, поступили значительные пожертвования от частных лиц. Торжественная закладка храма состоялась 12 октября 1817 года, в пятую годовщину ухода французов из Москвы, церемония обошлась в 24 000 рублей. На ней присутствовал император Александр I. Местом для строительства были выбраны Воробьёвы горы. На открытие пришло около 400 000 москвичей (то есть почти все жители столицы в ту пору). Для строительства были собраны 20 000 подмосковных крепостных. Вечером того же дня Витбергу был пожалован чин коллежского асессора и Владимирский крест. В 1818 году отец Витберга получил дворянство Российской империи, а Карл принял православие. Воспреемником Витберга стал сам Александр I, в честь своего покровителя Карл Магнус был наречён православным именем Александр.

Следует заметить, что перед началом строительства Витберг самостоятельно произвел точный экономический расчет и составил смету строительства, причем он подсчитал средства очень экономно и спланировал их рациональное освоение. Первые шаги в строительстве храма действительно были очень удачными, удалось приобрести большее, чем планировалось, число рабочих за ту же цену, наладить поставку строительных материалов. Однако позднее в среде строителей и подрядчиков, которые непосредственно занимались строительными работами, началось злоупотребление и расхищение средств Семь лет строительство протекало вяло, а под конец и совсем остановилось. Выяснилось, что миллион рублей из денег, выделенных на строительство, расхищен. После смерти Александра I императором стал Николай I. По официальной версии, из-за ненадёжности почвы строительство храма остановлено. Руководители строительства, в том числе и Витберг, были обвинены в растратах и хищениях и отданы под суд. Судебное разбирательство затянулось, в 1835 году суд постановил оштрафовать обвиняемых на миллион рублей. За злоупотребление доверием императора Витберг был сослан в Вятку. У него было конфисковано имущество, одновременно во время суда над Витбергом умерла его первая жена и отец. Некоторые современники считали наказание несправедливым, Герцен, например, считал, что Витберга просто «подставили» матерые коррупционеры и нечистые на руку сановники. Казначей комиссии сооружения храма Христа Спасителя В. Берг указывал, что Витберг «оказался виноватым, будучи человеком редкой, высокой честности, который, конечно, не посягнул бы ни на одну казённую (да и никакую) копейку».

Ссылка в Вятку. Друг Герцен

Поздней осенью 1835 года в Вятку прибыл ссыльный 48-летний одинокий больной человек, лишенный дворянского звания, имущества и права быть принятым на государственную службу. Жители города с большим интересом отнеслись к новому, столь необычному человеку. Вятский мещанин Дмитрий Чарушин вспоминал, что «при появлении Витберга на улицах, прохожие останавливались и с любопытством его рассматривали, а купцы бросали лавки и выбегали посмотреть на знаменитого ссыльного». Неизвестно, как сложилась бы судьба Витберга в Вятке, если бы не встреча вскоре после его приезда с молодым Александром Герценом, тоже отбывавшим ссылку в Вятке. Несмотря на разницу в годах, равную четверти века, они быстро подружились и долго жили под одной крышей. Герцен стал для Витберга близким другом и товарищем. «Приезд сюда Витберга — есть вещь для меня важная: он понимает всякий восторг, ценит всякое чувство, он артист в душе... Два года с половиной я провел с великим художником... близость Витберга была мне большим облегчением в Вятке... Он был чистых нравов, скорее склонялся к аскетизму, чем к наслаждениям, но его строгость ничего не отнимала от его аристократической натуры», — писал Герцен. Для Витберга Герцен в Вятке, без сомнения, был огромной моральной опорой и в значительной степени и материальной. Герцен постоянно поддерживал живущее в бедности большое семейство Витбергов. Приехавшая к мужу молодая жена Авдотья Викторовна привезла с собой грудного младенца, четверых старших детей Витберга от первого брака. В Вятке у супругов родилось еще трое: дочь и два сына.

фото 3.jpg
Портрет молодого Герцена, выполненный Витбергом

«Вятская академия» Витберга

Настоящим центром притяжения для многих вятских людей была последняя квартира Витберга — нижний этаж в двухэтажном каменном доме купцов Аршауловых (Петровичей) на улице Владимирской возле бывшей Хлебной площади. Анатолий Гаврилович Тинский, большой знаток вятской архитектуры, на основе архивных документов доказал, что дом этот находился на углу современной улицы К.Маркса и Театральной площади. К сожалению, и это памятное место разрушено в 1967 г. при строительстве корпуса Политехнического университета. А когда-то свой дом Витберг с полным правом называл «Вятской академией». Дмитрий Чарушин, художник, который провел в этом доме не один год, занимаясь живописью под руководством хозяина, записал в своих воспоминаниях: «Дом Витберга в Вятке всегда был полон гостей, представительных особ, дам и кавалеров». По всей вероятности, добрый нрав Витберга, его необычайная одаренность и талантливость, его образованность и, может быть, слава знаменитого ссыльного притягивали к нему вятскую интеллигенцию. Дом Витберга был в Вятке местом, где собирались врачи, учителя, чиновники, купцы, ссыльные поляки, приходили губернатор и его семья. Обменивались новостями, играли в шахматы, музицировали. Жена Витберга и старшая дочь Вера давали здесь уроки музыки, а сам архитектор учил живописи вятскую молодежь. В доме самым частым и дорогим гостем был Александр Герцен. Он приходил ежедневно.

«Я у них часто слышал его оживленный и красноречивый, по временам шутливый разговор, во время завтрака и кофе я слышавшийся в мастерской», где автор этих строк Дмитрий Чарушин писал портрет дочери Витберга Веры Александровны, сейчас хранящийся в Кировском художественном музее, доме, куда она сама могла войти хозяйкой. Владелец нашего дома купец Платон Репин, влюбленный в Веру, сватался к ней, но она предпочла чиновника Вятской удельной конторы Якова Голубева. Состоявшаяся помолвка, а затем и свадьба дочери 19 января 1840 года были радостными событиями в ряду однообразных грустных событий в жизни ссыльного человека. Душу его отогревал Александр Герцен. Он читал ему «Философические письма» Чаадаева, ему первому - накануне открытия вятской публичной библиотеки — прочитал свою «Речь», ставшую впоследствии столь знаменитой. Витберг для друга, вдохновленный его идеями, спроектировал здание библиотеки, которое предполагалось построить в Вятке. Герцен навсегда запомнил Витберга, посвятил ему целую главу в «Былом и думах» и восхищался творческой натурой этого удивительного артиста, отмечал то нравственное влияние, которое Александр Лаврентьевич оказал на него в вятский период.

фото 4.jpg
А. Афанасьев. «Историческое изображение торжества, происходившего при заложении храма Христа Спасителя на Воробьевых горах 12 октября 1817 года». Гравюра пунктиром, раскрашенная акварелью

Вятские проекты: сад и собор

К чести вятского общества нужно сказать, что оно с уважением относилось к ссыльному архитектору, сумело оценить его талант и дало возможность для самореализации. В 1836 году Витбергу предложили составить проект ворот и решетки городского сада, названного в честь посетившего Вятку в 1824 году императора Александра I и открытого в день его рождения 30 августа 1835 года. Это единственное сооружение Витберга, к счастью, и сейчас украшает городской сад.

В 1824 г. в память пребывания императора горожане решили соорудить храм в честь Святого Благоверного князя Александра Невского. Было решено строить храм посреди обширной Семеновской площади. Типовой проект, предложенный губернатором К. Я. Тюфяевым, был отвергнут вятским обществом; решено было строить храм большего размера и по особому, оригинальному авторскому плану. Городской голова В.К. Аршаулов внес на рассмотрение думы карандашный рисунок архитектора Витберга. Этот эскиз был единодушно и с восторгом принят, было решено просить Витберга переложить рисунок в детальный проект. Идея о сооружении нового храма в память императора Александра была принята Витбергом с большим воодушевлением, архитектор по праву считал покойного государя своим другом и покровителем. 28 октября 1839 года Витберг сообщил комитету, что чертежи плана, фасада и разреза храма готовы. Комитет рассмотрел эти чертежи и 8 марта благодарил архитектора в самых лестных выражениях за понесенные труды. Затем проект был одобрен Св. Синодом и Главным управлением путей сообщения. 30 августа 1839 года преосвященным Неофитом, епископом Вятским, совершена была торжественная закладка храма. Все городское общество было радо и ликовало. Лишь только Витберг стоял мрачный и по воспоминаниям очевидцев, даже горько плакал на церемонии. Он вспоминал, что когда-то все это уже было с ним, и заложен был прекрасный собор, но он так и не достроил свое московское детище. Увы, но и Александро-Невский собор Витберг тоже не увидел. К моменту его постройки (1864 год) архитектор был уже мертв. Примечательно, что работал над чертежами Александро-Невского собора Витберг совершенно бесплатно Витберг составил план и чертеж собора. В сооружении Александро-Невского собора проявился весь гений Витберга, все его нераскрытые и невоплощенные до тех пор способности архитектора и художника: огромное сооружение, высотой в 50 метров, гордо поднимало над городом и его окрестностями массивный 18-метровый купол. Сквозь многочисленные окна барабана в богато украшенный интерьер лились потоки света, создавая ощущение ликующей радости, радости жизни и творчества. Собор явился подлинным украшением города. Современники и потомки так и называли его по имени автора — Витберговским.

фото 5.jpg
Александро-Невский собор

Конец вятской ссылки, но не конец связи с Вяткой

В августе 1840 года после 5-летней вятской жизни Витберг покинул город, получив разрешение возвратиться из ссылки. Витберг приехал в Вятку огорченным, расстроенным, обиженным, но не сломленным. Он верил, что его снова вызовут в Москву и он продолжит дорогую и любимую работу — сооружение Храма Христа Спасителя. Потому в Вятке, по словам Герцена, «Витберг всякий день несколько часов посвящал храму, развертывал старый проект, исправлял и совершенствовал его. Он жил в нем. Он не верил, что его не будут строить... нельзя сказать, чтобы он легко сдался, он отчаянно боролся, но тут он разглядел, что все кончено... Витберг седел, старел, старел не по дням, а по часам. Когда я его оставил в Вятке через два года, он был десятью годами старше...». В Вятке Витберг снова стал творить, но главная идея его жизни — строительство собора в Москве все также не была воплощена. Это, безусловно, надломило психику архитектора.

Обремененный семейством, в котором было уже 12 детей, домашними заботами, будучи уже в преклонном возрасте с подорванным ссылкой здоровьем, забытый в архитектурных и придворных кругах, живя в Петербурге еще 15 лет, он не имел заказов, его талант не был востребован обществом, а посему, как написал посетивший его в те годы Герцен, «он ждал смерти...» Поэтому с полным правом можно сказать, что Вятка, где ссыльный Александр Витберг провел долгих пять лет, была для него счастливым местом, здесь был последний взлет его таланта. Вятчане не забывали Витберга и еще долго в его жизни был вятский след. Ученик Витберга Дмитрий Чарушин, поступивший в 1851 году в Академию художеств, почти неотступно в течение нескольких лет находился при угасающем мастере. В 1854 году в доме Витберга случился пожар, и Чарушин, рискуя жизнью, вынес из огня на руках разбитого параличом учителя. Он же — Чарушин — сделал посмертный портрет Александра Лаврентьевича. Вятский купец, член комитета Александровского собора П. И. Репин за свой счет похоронил архитектора в Петербурге на Волковском кладбище среди вятчан. Благодарные жители Вятки не забыли великого гения.

Смерть архитектора и память о творце

Александр Герцен в «Былом и думах» пишет, что в начале зимы 1846 г. последний раз видел Витберга. По слова писателя архитектор «совершенно гибнул, даже его прежний гнев против его врагов, который я так любил, стал потухать; надежд у него не было больше, он ничего не делал, что б выйти из своего положения, ровное отчаяние докончило его, существование сломилось на всех составах. Он ждал смерти. Если этого хотел Николай Павлович, то он может быть доволен». Смерть пришла к Витбергу в Петербурге 12 января 1855 года. Он был похоронен на Волковском кладбище. Надгробие было утрачено в советские годы.

В советское время в Кирове был уничтожен Александро-Невский собор. Последние лет 20 одной из наиболее обсуждаемых тем устойчиво является вопрос о восстановлении разрушенного в 1937 г. храма. К детищу ссыльного архитектора Александра Витберга очень многие не равнодушны и за последние несколько лет каких только сентенций по поводу «возвращения» храма не появлялось в общественном поле: от сноса Филармонии, стоящей на его месте, до переноса собора в район Вересников. Пока же восстановление храма остается всего лишь мечтой. Однако пока в Вятке все еще думают над восстановлением собора, в столице Чечни совсем внезапно взяли и реанимировали детище Витберга. В 2014 г. в Грозном по эскизу Витберга, датируемым 1817 годом, построен «Дом приемов». На сайте правительства Чеченской республики указано, что «проект создан с использованием сочетания старинных и новейших строительных технологий». По словам Апти Алаудинова, назначенного Президентом Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым куратором строительства, это сооружение составит гордость не только Грозного, но и всей России. «Здесь предусмотрен очень величественный Главный театральный зал с прекрасной акустикой, которая не будет уступать по совершенству знаменитому театру Ла Скала». Дом приемов предназначен для различных публичных мероприятий — правительственных приемов, награждений деятелей культуры, балов, банкетов. Вот так забытый всеми Витберг возвращается — правда, не в Вятке, так в Грозном. Наверное, в этом и заключается величие творческих людей — их наследие и идеи живут вечно и воплощаются иногда в самые необыкновенные задумки в самых потрясающих воображение места. Что касается Вытки, то в 2013 – 2014 гг. был восстановлен знаменитый «Дом Витберга», а перед ним поставлен бюст архитектору.

фото 6.jpg
Дом приемов в г. Грозном. 2014 г.

Фото: ru.wikipedia.org, ГАКО