Раздерихинская часовня

ул. Казанская (напротив дома 63)

фото 1-1.jpg
Раздерихинская часовня. 2015 г.

Часовня – один из символов древней вятской истории. Ее создание относит нас к событиям XV в. По легенде, в 1418 г. вятчане, ожидавшие нападения татарского войска, случайно приняли дружественный отряд устюжан за татар, ночью состоялась кровавая битва, в которой «своя своих не познаша и побиша». Утром выяснилось, что вместо татар были убиты безвинные устюжане. Оплакав убитых, вятчане учредили на месте сражения праздник «Свистунью» (или «Свистопляску»), непременным атрибутом которой был свист в глиняные игрушки. Также в память о тех событиях была поставлена часовня, которая в народе называлась «Устюжская».

В реальности обстоятельства битвы были несколько иные. Вятчане и устюжане вовсе не были союзниками, отряд устюжан привёл на Вятку Анфал Никитин, бывший вятский наместник, который потерял власть, находясь  в ордынском плену. В это же время в Хлынове утвердился другой наместник  – Михаил Россохин. Освободившийся из плена Анфал предпринял попытку возвращения себе власти, собрав большой отряд устюжан, он двинулся к Вятке, желая изгнать из города Россохина, однако ночной штурм устюжан окончился неудачей: они были наголову разбиты вятским войском, причём сам Анфал и его сын Нестор были убиты.

фото 2-1.jpg
Раздерихинская часовня. Начало XX в.

Со временем события XV в. несколько трансформировались в народной памяти и стали легендарными.  С панихиды в Устюжской часовне в четвертую субботу после Пасхи начинался праздник Свистопляска. В палатках торговцев у ограды Александровского сада продавались сладости и игрушки, глиняные свистульки и шарики (шарыши). С помощью последних разыгрывались шуточные битвы между двумя командами: одни пытались «штурмовать» овраг, взбираясь снизу, другие не давали им этого сделать и закидывали глиняными шарами атакующих. По воспоминаниям врача С. И. Сычугова, иногда такое празднество заканчивалось для одной из команд тяжелыми травмами и побоями.

фото 3-1.jpg
Савватий Сычугов

Вот так Савватий Иванович описывал праздник: «…Я не имел ни малейшего понятия о свистопляске и попал, по неопытности, на нее вследствие уговора одного старого, опытного бурсака. Место для праздника находилось в конце города и представляло глубокий овраг с высокими берегами, на которых размещаются десятки торговцев с булками, лакомствами и специально для этого дня приготовляемыми свистульками (вроде маленьких кларнетов) и глиняными шарами, окрашенными в черный цвет с разноцветными крапинками. Шары большие (с апельсин) были внутри пустые; мелкие же, величиною с грецкий орех, делались сплошными. На праздник являлась масса детворы, но много приходило и расфранченных барынь и мужчин, чиновников и купцов. Дети все снабжались свистульками, и в воздухе раздавалась ужасная какофония; взрослые же нагружались шарами, которые продавались целыми сотнями.
На берегу была, значит, праздничная и праздная публика; в овраге же помещались мещанские ребята и бурсаки, к которым чуть не насильно потащил меня товарищ. Да и самому мне неловко было толкаться среди франтоватой публики в халате. Праздник начался киданием шаров сверху и подбиранием их ребятами в овраге. Я уже нахватал шаров целую пазуху, как один из них, попавший в голову, свалил меня с ног, и тогда началась настоящая бомбардировка. Я взмолился, просил пощады, но шары все чаще и чаще сыпались на меня. Встать и бежать я не мог и только руками инстинктивно защищал голову. К счастью, на выручку мне явился мой соблазнитель и вытащил меня в относительно безопасное место. Я скоро отдышался и стал наблюдать за нарядной публикой. Представьте себе, что не только мужчины, но расфранченные в пух и прах барыни и даже дети с удовольствием, по-видимому, целились в головы овражных ребят; каждый меткий удар встречался поощрительным хохотом и восклицаниями. Меня так отхлопали, что картуз нельзя было надеть, так сильно распухла голова. Когда мы вышли из оврага, мой товарищ опорожнил мою пазуху, продал шары и купил мне большую свистульку и булку. С этими трофеями я вернулся в бурсу; к ним на другой день инспектор присоединил штук 50 горячих розог. Да, жестокие были нравы!».

фото 4-1.jpg
Вид на Раздерихинскую часовню и Слободской спуск. Начало XX в.

Интересно, что уцелевшие в шуточных (а иногда и не очень потешных) битвах шары можно было за копейки вернуть торговцам, а вырученную мелочь обменять на сладости и лакомства. Последнюю «Свистопляску» в Вятке справили в конце 1920-х гг., на исходе НЭПа. 

К середине XIX в. старая деревянная Раздерихинская часовня обветшала. В 1875 г. на ее месте была сооружена каменная часовня  по проекту архитектора Н. А. Андреевского. В 1925 г. в рамках борьбы с религией часовня была разрушена. На ее восстановление ушли годы. Первые шаги были сделаны в середине 1990-х гг., когда спонсировать возведение часовни взялся предприниматель А. Крундышев. Однако 16 октября 1996 г. в 8 часов утра во дворе дома по ул. Волкова он был убит выстрелом из ружья. Это стало одним из самых резонансных заказных убийств в новейшей истории города. Его связывали как с предпринимательской, так и с политической деятельностью Крундышева, который являлся одним из лидеров команды баллотировавшегося в губернаторы Г. Штина. Строительство часовни затянулось и завершилось только в 1999 году.

В 2010 г. в Устюжской часовне был совершен торжественный молебен по погибшим в страшной битве XV в. воинам в присутствии почетных гостей из Великого Устюга. Также состоялась своеобразная акция примирения: вятчане и устюжане по очереди испили воды из общего чана, обнялись и решили забыть былые обиды навсегда.