Вятские танцы Айседоры Дункан

фото 1.jpg
Айседора Дункан

Знаменитая артистка и танцовщица Айседора Дункан долгие годы была искренне влюблена в Россию. Поэтесса Наталья Крандиевская-Толстая пишет в воспоминаниях, что «отношение Дункан ко всему русскому было подозрительно восторженным». В 1921 году нарком просвещения РСФСР Луначарский официально предложил Дункан открыть танцевальную школу в Москве, пообещав организационную и финансовую поддержку. Айседоре понравилась эта идея, она говорила «Пока пароход уходил на север, я оглядывалась с презрением и жалостью на все старые установления и обычаи буржуазной Европы, которые я покидала. Отныне я буду лишь товарищем среди товарищей, я выработаю обширный план работы для этого поколения человечества. Прощай неравенство, несправедливость и животная грубость старого мира, сделавшего мою школу несбыточной!». Школа танцев была мечтой всей  жизни Айседоры Дункан. Она с радостью отправилась в советскую Россию, еще не зная истинного положения дел в ней. 

Осенью 1921 года в газете «Рабочая Москва» было помещено объявление об открытии «школы Айседоры Дункан для детей обоего пола в возрасте от 4 до 10 лет». Первоначально детей было больше ста, позже осталось сорок. Больше не удавалось прокормить и обогреть в голодной и холодной Москве двадцатых годов. В 1924 году Айседора вместе с учениками отправляется в Киев дать несколько концертов. Но финансовое положение школы это не улучшило, так как приходилось много тратить на проживание. Поэтому великая танцовщица принимает решение отправить своих учеников обратно в Москву, а сама отправляется в тур по Поволжью, Туркестану и Уралу, чтобы заработать денег, взяв с собой только пианиста Марка Мейчика и своего менеджера Зиновьева.

фото 2.jpg
Айседора Дункан и Сергей Есенин 

В ходе турне по Поволжью Айседора попала в Вятскую губернию. Ее выступление в Вятке зафиксировано в воспоминаниях известного мемуариста Александра Прозорова. Он описывал выступление танцовщицы так: «12 августа 1924 года на сцене парка «Аполло» выступала известная танцовщица-босоножка Айседора Дункан. Она, скорее, даже не танцевала, а позировала, кутаясь в цветные материи. Айседора была грациозна, хотя и не произвела очарование публики, несмотря на то, что она танцевала без трико и обнаруживала то, что обычно скрыто. Зато ее аккомпаниатор Марк Мейчик своим исполнением «Лунной сонаты» Бетховена оставил у слушателей неизгладимое впечатление». Прозоров также вспоминал, что в программе были также произведения Шуберта, Листа, Вагнера, Брамса и Бетховена. Выступление Дункан вятская публика оценила как неоднозначное. Были зрители, восторженные ее танцами, а были и граждане весьма недовольные.  На момент вятских гастролей Дункан исполнилось уже 47 лет, и злые языки говаривали, что ей давно пора на пенсию. Впрочем, за свою долгую танцевальную карьеру сама Айседора привыкла, что ее выступления вызывали восторг у одних и раздражали у других.

Интересный эпизод произошел в ходе пребывания Дункан в Вятке. Гастроли Дункан были «малобюджетными», своего парикмахера у танцовщицы не было, а прически актрисе менять приходилось постоянно. Поэтому, как только она приехала в Вятку, то попросила привести ей самого лучшего мастера в городе. Дирекция городского театра рекомендовала Евдокию Целищеву, которую друзья ласково называли «Дусей». После революции 20-летняя Евдокия была единственным парикмахером в театре и дело свое знала великолепно. Перед отъездом танцовщица пригласила Дусю к себе в гримерку. Импресарио поставил перед парикмахершей корзину с цветами. Дункан пригласила Дусю с собой на гастроли в Лондон, но вятской парикмахерше, бывшей на последних месяцах беременности, пришлось отказаться от этого заманчивого предложения, хотя поехать ей очень хотелось. С помощью импресарио Дункан написала по-русски: «Я могу сердечно рекомендовать Дусю как чрезвычайно искусного и компетентного парикмахера. 14 августа 1924 г. Айседора Дункан».

фото 3.jpg
Айседора Дункан. 1889 г.

Айседора Дункан не оставила о пребывании в Вятке никаких воспоминаний, а в мемуарах описать гастроли по России она не успела. 14 сентября 1927 года на пике своей славы танцовщица должна была выступить с концертом в Ницце. Легенда, которая стала известна позже, гласит, что за миг до того как сесть в автомобиль, Айседора воскликнула своим поклонникам: «Прощайте, друзья! Я иду к славе!» Водитель тронул авто с места, но ни он, ни танцовщица не заметили, что обвитый вокруг ее шеи длинный красный шарф попал в ось заднего колеса. Затянувшись, он буквально удушил Айседору Дункан. Тело великой актрисы было кремировано, а прах захоронен на парижском кладбище Пер-Лашез. В Вятке же по сей день сцена парка «Аполло» напоминает нам о том, что кого-то здесь выступала женщина, чье имя в начале XX века было синонимом танца. 

Фото: interviewmg.ru, lelyf.gorod.tomsk.ru