Организация паломничества жителей Вятской губернии в Мекку и Медину в начале XX в.

В XVIII – XIX вв. численность мусульманских поданных Российской империи, по разным оценкам современников, возросла от 16 до 20 млн. человек. Только в Вятской губернии к началу XX века проживало около 125 тыс. мусульман. Увеличение численности лиц мусульманского вероисповедания было связано как с внутренними демографическими процессами, так и с принятием в подданство традиционно мусульманских национальных окраин. Россия в данный период берет на себя ответственность за обеспечение внутренних и международных условий для развития общественной, культурной, национальной и религиозной самобытности мусульман. 

Одним из наиболее почитаемых религиозных обрядов для мусульман является традиционное паломничество в Мекку и Медину. Однако к началу XX в. для всех мусульман и, в частности, для проживавших в пределах Вятской губернии совершить этот обряд было достаточно сложно. Официально хадж был запрещен, у тех  же, кто отправлялся в него нелегально возникал большой комплекс различных проблем, в первую очередь связанных с трудностью передвижений на дальние расстояния, а также с большим количеством смертей паломников из-за многочисленных эпидемий и заразных болезней. Серьезные изменения в области организации и  проведения паломничества произошли в начале XX в.

фото 1.jpg
31 декабря 1900 г. медицинский департамент при министерстве внутренних дел и специальная комиссия по предупреждению и борьбе с чумой выработали ряд обязательных правил на основании которых разрешалось мусульманское паломничество в Мекку и Медину. Среди них значились:

«1. При выдаче паспортов на паломничество в Генджас должна быть отбираема подписка, что получающий паспорт отправится в Генджас морским путем через  один из наших Черноморских портов и возвратится на родину также морским путем не иначе, как через Феодосию и Батум.
2. В карантинных учреждениях этих портов возвращающиеся паломники независимо от установленных для прибывающих судов мер, подвергаются следующим мерам: они моются в бане или под душем, платье их и белье подвергается дезинфекции.  
3. О произведенном очищении делается отметка в паспортах паломников. Отсутствие такой отметки, как доказывающее, что данное лицо уклонилось от санитарных мер, помимо применения необходимых мер предосторожности, ведет к наложению на виновного взыскания на основании ст. 29 Уст. о наказ., нал. мир. судьям».

Вышеуказанное распоряжение отменяло ранее изданные постановления министерства внутренних дел о полном запрете паломничества в Генджас. Причиной этому стало осознание важности паломничества для мусульман как «существенная религиозная потребность», а также массовое тайное паломничество, которое приводило к нелегальным переходам границы и болезням ушедших в хадж. Поэтому министерством внутренних дел было принято решение в 1901 г. вновь начать выдачу паспортов и на вышеуказанных основаниях разрешить паломникам отправиться в хадж. В свою очередь, вятскому губернатору Н. М. Клингенбергу было предписано разъяснить мусульманскому духовенству необходимость соблюдения новых правил осуществления паломничества, которые своей целью имели «санитарную охрану государства и самих паломников».

фото 2-1.jpg
Магометанская мечеть. Вятка. Начало XX в.

1 марта 1901 г. вятскому губернатору поступило дополнение к циркулярному предложению от 31 декабря 1900 г., в котором министерство внутренних дел декларировало еще ряд требований к проведению мусульманского паломничества. Среди них значились:

«1. Установить самый тщательный санитарный надзор за всеми возвращающимися в пределы вверенной Вам губернии из-за границы мусульманами.
2. В случаях удостоверенного совершения ими паломничества в Хеджас и возвращения в Россию не через Феодосийский или Батумский карантины, подвергать таких паломников врачебному наблюдению на местах их жительства в течение десяти дней, а платье, белье и вообще пожитки их – строгой дезинфекции.
3. О числе возвратившихся в пределы вверенной Вам губернии паломников доносить министерству внутренних дел, с обозначением числа паломников, уличенных в неисполнении установленных для паломничества требований».

Документы архивного фонда Канцелярии вятского губернатора свидетельствуют о том, что вышеуказанный комплекс правил неукоснительно соблюдался, и их нарушений почти не было. Губернатор был постоянно в тесном контакте с уездными исправниками, которые регулярно (каждый месяц) докладывали о въезжавших и выезжавших из уездов мусульманах. Рапорты исправников во многом характеризовали ситуацию с распространением мусульманства в пределах Вятской губернии, поскольку наряду с конкретной информацией о паломниках, встречались и данные о расселении и занятиях мусульман. Так, один из первых рапортов после мартовского циркуляра министерства внутренних дел поступил 28 марта 1901 г. от Вятского уездного исправника. В документе он сообщал, что население Вятского уезда «преимущественно русское, но в некоторых селах уезда временно проживают татары из селения Карино Слободского уезда».

фото 3-1.jpg
Заграничный паспорт одного из вятских мусульман. Оригинал начала XX в.

7 мая 1901 г. начальник Феодосийского карантинного округа сообщил вятскому губернатору о прибытии первых после принятия новых правил о хадже паломников-вятчан. Это были купец из г. Елабуги Мухамет Валей Аль-Мухаметов с сыном Сафиулом, крестьяне Елабужского и Малмыжского уездов  Ибрагим Минячев и Шамсутдин  Махмутов. Все они были подвергнуты в феодосийском карантине санитарной обработке, о чем была сделана соответствующая отметка в паспорте каждого паломника.

Интересно, что 18 мая 1901 г. на имя вятского губернатора поступил циркуляр медицинского департамента внутренних дел, в котором Н. М. Клингенбергу предложили высказать свои пожелания к еще большему усовершенствованию механизма отправки паломников и фиксирования их численности. В ответ губернатор обратил внимание министерства на следующий казус. Судя по донесениям начальника феодосийского карантинного округа, в Мекке  и Медине находились 8 мусульманских паломников из Вятской губернии с паспортами, полученными от начальников разных губерний. В то же время вятский губернатор отметил, что на 23 июля 1901 г. не зафиксировано случаев выдачи заграничных паспортов мусульманам Вятской губернии. Несмотря на то, что правила паломничества не были существенно нарушены, сложилась ситуация неблагоприятная грамотному учету верующих, отправившихся в хадж, и ее необходимо было каким-то образом решать.

фото 4.jpg
Паломнике в Мекке. 1889 г.

С 1902 г. крестьяне Вятской губернии отправлялись в хадж уже в большинстве своем по паспортам, полученным в Вятской губернии. Однако многие теряли их либо в результате собственной неосторожности, либо по причине краж. Так, в рапорте  Елабужского уездного исправника вятскому губернатору от 9 июня 1910 г. было указано, что за период второй половины 1910 г. двое крестьян потеряли паспорта. Один из них был похищен неизвестными в деревне Карманкове Кураковской волости Елабужского уезда вместе с деньгами 12 мая 1910 г.

Если за 1901 г. в паломничество из Вятской губернии отправилось не более нескольких десятков человек, то в 1902 г. поток верующих в Мекку и Медину увеличился. В основном это были жители Елабужского, Сарапульского, Малмыжского уездов. Крестьяне предпочитали отправляться в паломничество группами. Так, Малмыжский уездный исправник в письме от 23 мая 1902 г. докладывал губернатору, что из группы крестьян различных волостей Малмыжского уезда один не вернулся на родину по причине смерти в Мекке. Большую группу паломников составляли священнослужители. В 1902 г. Мекку и Медину посетили муллы из Глазовского уезда Ахмед-Валей Таипов и Мамсутдин Сайфутдинов.

фото 5-1.jpg
Одно из судов  русского общество пароходства и торговли. Начало XX в.

Перемещались паломники в основном морским путем. Пароходы ходили из Батуми, Севастополя и Одессы, причём в начале XX в. появились и беспересадочные туры по морю напрямую в Джидду. Наибольшее число паломников ехало через Одессу, т.к. здесь находилось турецкое консульство, где выдавали визу «до Мекки через Стамбул». С 1910 г. одним из крупнейших перевозчиков стало русское общество пароходства и торговли. 21 августа 1910 г. в канцелярию вятского губернатора пришло объявление о специальных рейсах пароходов общества для перевозки паломников-мусульман в Генджас. Общество просило у губернатора разрешение вывесить объявления о движении пароходов организации в паспортном отделении и при входе в канцелярию губернатора, чтобы паломники могли прочитать необходимую им информацию.

В 1908 г. мусульманами была предпринята попытка личного участия в организации паломничества. Из циркуляра департамента полиции министерства внутренних дел губернаторам и градоначальникам следует, что потомственный почетный гражданин Саид-Гани Саидазимбаев сделал заявление в министерство внутренних дел о необходимости «назначения для организации правильного паломнического движения мусульман из России в Мекку особого руководителя паломников, который мог бы устранить в этом деле многие существенные недостатки». В циркуляре указано, что министр внутренних дел назначил Саид-Гани Саидазимбаева руководителем паломничества, всем губернаторам было сделано распоряжение об оказании ему содействия по вопросам паломничества мусульман в Мекку. 5 марта 1908 г. данный циркуляр поступил вятскому вице-губернатору Д. Д. Григорьеву. Однако уже 22 ноября 1908 г. из Петербурга в Вятку пришла телеграмма, в которой сообщалось о том, что упоминание о назначении Саид-Гани Саидазимбаева руководителем паломничества было внесено в текст циркуляра по ошибке, и поэтому не может являться признанием каких-либо его особых полномочий. Таким образом, в начале XX в. произошла попытка мусульман принять участие в организации и проведении паломничества, однако, министерство внутренних дел и департамент полиции предпочли продолжить руководить паломничеством и полностью самостоятельно регламентировать его деятельность.

фото 6-1.jpg
Русский посол в Турции Николай Чарыков в рабочем кабинете

В начале XX в. российские власти стали уделять большее внимание проблеме паломничества мусульман в Мекку и Медину. Русский посол в Стамбуле Николай Чарыков в 1911 году писал: «Наше правительство, как известно, относится далеко небезучастно к совершению хаджа не только нашими подданными, но и мусульманами прилегающих к России среднеазиатских государств, пользующихся русскими железными дорогами и пароходами для отправления в Мекку. Наше правительство заботится о безопасности, удобстве, дешевизне и санитарном обеспечении хаджа и с этой целью, между прочим, организовало и допустило целую систему льготных пароходных сообщений через Константинополь при деятельном участии русских консульских учреждений». Новые подходы к проблеме совершения паломничества мусульман в Мекку и Медину привели к увеличению численности ушедших в хадж. В 1903 г. из России отправилось в хадж 5 тыс. чел, в 1904 г. – 7 тыс. чел., 1905 г. – 10 тыс. чел.

Правительство не только не препятствовало мусульманам в осуществлении их религиозного долга, но и защищало интересы российских мусульманских паломников в других странах. Хадж выдерживал далеко не каждый, случались и смерти. Так, в августе 1895 г. в Суэце скончался крестьянин Сарапульского уезда Зайнуллин. Российское Генеральное консульство в Египте проследило за тем, чтобы его похоронили надлежавшим образом, а также связались с родственниками усопшего. Принятие ряда постановлений и документов, регламентировавших процесс паломничества, стало позитивным и прогрессивным явлением и существенно повлияло на более комфортное передвижение мусульман в священные места, предохранение их от эпидемий.

Фото: ГАКО, liveinternet.ru, kulturologia.ru